Роберт Боуэн Мадам Блаватская об изучении теософии "ТАЙНАЯ ДОКТРИНА" И ЕЁ ИЗУЧЕНИЕ

Subtitle


Роберт Боуэн

Мадам Блаватская об изучении теософии
"ТАЙНАЯ ДОКТРИНА" И ЕЁ ИЗУЧЕНИЕ

[Это записи рекомендаций, данных мадам Блаватской незадолго до смерти]


На прошлой неделе Е. П. Б. особенно интересно говорила о "Тайной Доктрине". Мне следовало бы разобрать её высказывания и записать их с возможной точностью, пока всё это ещё свежо в памяти. Как сказала она сама, через тридцать-сорок лет эти записи могут кому-нибудь пригодиться.

"Тайная Доктрина" — всего лишь небольшой фрагмент эзотерического учения, известного высшим членам оккультных братств. В ней, как сказала Е. П. Б., содержится ровно столько, сколько сможет воспринять мир в грядущем столетии.

Здесь у меня возник вопрос, на который она ответила следующим образом:

"Мир" — означает человека, живущего в личностной природе. Этот "мир" в двух томах Т. Д. найдёт всё, что только доступно высшему его восприятию, но не более. Это не означает, однако, что ученик, не живущий в "мире", не сможет найти в этой книге больше, чем найдёт для себя "мир". Всякая форма, какой бы грубой она ни была, содержит в себе скрытый образ своего "творца". Так же и любая авторская работа, как бы она ни была неясна, содержит скрытый образ знаний автора... Из этого высказывания я заключаю, что "Т. Д." содержит в себе всё, что известно самой Е. П. Б., и даже больше, учитывая, что многое в ней исходит от людей, чьи познания несравненно обширнее её собственных. Более того, она, несомненно, имела в виду, что другой может найти в этой книге и то знание, каким она и сама не владеет. Мысль о том, что я мог бы открыть в словах Е. П. Б. то, чего она сама и не сознаёт, подстёгивает интерес. На этой идее она много задерживалась. Х после сказал: "Должно быть, Е. П. Б. теряет хватку", имея в виду, я полагаю, её уверенность в собственных знаниях. Но Y и Z, и я сам лучше, как мне кажется, её понимаем. Несомненно, она убеждает нас не цепляться за неё как за конечный авторитет, а всецело полагаться на наше собственное ширящееся восприятие.

[Дописанное позднее замечание по поводу вышесказанного: —

Я был прав. Я прочёл ей всё это, и она кивнула мне и улыбнулась. Её одобрительная улыбка чего-то да стоит! — (Подписано:) Роберт Боуэн.]

Наконец-то мы добились того, чтобы Е. П. Б. побеседовала с нами непосредственно об изучении "Т. Д.". Записываю сразу, пока всё это ещё свежо в памяти.

Чтение "Т.Д." страница за страницей, как читают любую другую книгу (её слова), неизбежно закончится путаницей. Прежде всего, даже если на это уйдут годы, нужно достичь некоторого понимания "Трёх фундаментальных принципов", данных в прологе. За этим пусть последует изучение краткого повторения — пронумерованных пунктов в разделе "Итог" к I тому (часть 1). Затем возьмите "Предварительные заметки" (т. II) и "Заключение" (т. II).

Е. П. Б. весьма определённо говорила о важности учения (в "Заключении"), относящегося ко времени появления рас и подрас. Проще, чем обычно, она объяснила, что в действительности нельзя говорить о грядущем "приходе" рас. "Нет ни ПРИХОДА, ни УХОДА, а есть лишь вечное СТАНОВЛЕНИЕ", — сказала она. Четвёртая коренная раса всё ещё жива. Так же обстоит дело и с третьей, и со второй, и с первой — то есть их проявления присутствуют на нашем теперешнем плане субстанции. Думаю, я понял, что она имеет в виду, но выразить это в словах выше моих сил. Рядом с нами и шестая подраса, шестая и седьмая коренные расы и даже люди грядущих кругов. В конце концов, это можно понять. Ученики, Братья и адепты не могут быть людьми обычной пятой подрасы, ведь раса — это этап эволюции.

Но она считает, что вне всякого сомнения, в том, что касается человечества вообще, нас (во времени и пространстве) от шестой подрасы отделяют столетия. По-моему, Е. П. Б. особенно настойчиво это подчёркивала. Она намекала на "опасности и заблуждения", возникающие вследствие идей о том, что над миром уже определённо занялась заря новой расы. По её мнению, длительность подрасы для человечества в целом совпадает с продолжительностью сидерического (оборот земной оси — около 25000 лет). Поэтому новая раса весьма от нас далека.

В течение прошедших трёх недель мы провели замечательные занятия по изучению "Т. Д." Я должен разобрать свои заметки и с точностью записать то, что получится в итоге, пока ничего не забылось.

Е. П. Б. довольно много говорила о "Фундаментальных принципах". Она сказала: "Если кто-то воображает, что из "Тайной Доктрины" он сможет подчерпнуть удовлетворительную картину строения Вселенной, то из своего изучения он извлечёт только путаницу. "Т. Д." создана вовсе не с тем, чтобы вынести окончательный вердикт по всем вопросам бытия, а лишь чтобы вести к истине". Последнее выражение она повторила много раз.

Более чем бесполезно обращаться к тем, кого мы считаем продвинутыми учениками (её слова), за "разъяснением" "Т. Д.". Они не могут его дать; а если попытаются, то всё, что они дадут, будет лишь отрывочными и сухими экзотерическими интерпретациями, даже отдалённо не походящими на Истину. Принять такие интерпретации — это лишь привязать себя к фиксированным идеям, тогда как Истина — за пределами любых идей, которые мы можем сформулировать или выразить. Все экзотерические интерпретации хороши, и Е. П. Б. не осуждает их, пока они служат лишь указателями для начинающих и не воспринимаются ими как нечто большее. Многие из тех, кто уже вступил или вступит в Теософическое Общество, конечно, не в состоянии преодолеть рамки общепринятых экзотерических концепций. Но есть и будут другие, и для них-то она и даёт следующий, верный подход к "Т. Д.".

Подходите к "Т. Д." (её слова) без какой-либо надежды на то, что из неё вы подчерпнёте окончательную истину бытия, и без каких-либо иных идей, кроме желания узнать самому, насколько далеко она сможет вести вас к Истине. Рассматривайте её изучение как один из способов развития того ума, которого иные занятия никогда и не затрагивали. Соблюдайте следующие правила:

Независимо от того, что вы изучаете в "Тайной Доктрине", пусть ум ваш возьмёт за основу своего мышления следующие идеи:

а) Фундаментальное единство всего сущего.

Единство это не имеет никакого отношения к общепринятому представлению о единстве, которое мы имеем в виду, когда говорим, например, о том, что нация или армия едины или что эта планета соединена с той магнитными силовыми линиями, и т. д. Суть учения не в этом. Оно состоит в том, что всё сущее — это единое целое, а не просто собрание связанных между собой вещей. По сути, есть лишь Единое Бытиё. У Бытия этого есть два аспекта — положительный и отрицательный. Положительный — это дух, или сознание. Отрицательный — это субстанция, объект сознания. Это Бытиё — Абсолют в первичном своём проявлении. Поскольку оно абсолютно, то вне его ничего нет. Это ВСЕБЫТИЕ. Оно неделимо, иначе оно не было бы абсолютным. Если бы от него можно было отделить какую-то часть, то оставшееся не было бы абсолютным, поскольку сразу возник бы вопрос о сравнении его с отделённой частью. Сравнение же несовместимо с каким бы то ни было представлением об абсолютности. Потому ясно, что это фундаментальное Единое Существование или Абсолютное Бытиё должно быть той Реальностью, что есть в каждой существующей форме...

Я сказал, что хотя мне это и ясно, я не думаю, что в ложах многие это поймут. Е. П. Б. ответила: "Теософия — для тех, кто умеет мыслить, или для тех, кто может заставить себя думать, а не для умственных лентяев". В последнее время Е. П. Б. заметно смягчилась. А раньше она частенько называла заурядных учеников "болванами".

Атом, Человек, Бог (её слова) — каждый в отдельности, как и все вместе — в конечном счёте представляют собой Абсолютное Бытиё, которое является их истинной индивидуальностью. Эта-то идея и должна всегда присутствовать в уме с тем, чтобы образовать основу для всякой концепции, возникающей из изучения "Т. Д.". Лишь только упустишь её (а это очень легко сделать, увлекшись каким-либо из многих сложнейших аспектов Эзотерической Философии), её сменяет идея разделения, и изучение теряет свою ценность.

б) Вторая идея, которой следует придерживаться, заключается в том, что мёртвой материи нет. Каждый мельчайший атом жив. Иначе и быть не может, поскольку каждый атом в основе своей — Абсолютное Бытиё. Потому нет такой вещи, как "пространства эфира", или акаши, — называйте их как хотите — в которых ангелы и элементалы резвятся, словно форель в воде. А ведь это общее представление. Согласно же верной идее, каждый атом субстанции, не важно, какого плана, сам — жизнь.

в) Третья основная идея, которую следует помнить, состоит в том, что Человек — это микрокосм. А раз так, то все Небесные Иерархии существуют в нём самом. В действительности же нет ни макрокосма, ни микрокосма, а есть лишь ЕДИНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ. Великое и малое таковы лишь для ограниченного сознания.

г) Четвёртая и последняя из основных идей, которых следует держаться, выражена в Великой Аксиоме Герметизма. В действительности она суммирует и синтезирует все остальные.

"Каково внутреннее, таково и внешнее; каково великое, таково и малое; как наверху, так и внизу: есть лишь Одна Жизнь и Один Закон; то же, что выполняет его, есть Единое. Ничто не внутренне, ничто не внешне; ничто не велико, ничто не мало; ничто не высоко, ничто не низко в Божественном Устройстве."

Что бы вы ни изучали в "Т. Д.", нужно всегда соотносить её изучение с этими основными идеями.

Я предположил, что это нечто вроде умственного упражнения, которое, должно быть, весьма утомительно. Е. П. Б. улыбнулась и кивнула. Не надо быть дураком (сказала она) и доводить себя до сумасшедшего дома, попытавшись сразу постичь сразу слишком многое. Мозг — инструмент бодрствующего сознания, и всякое сознательное умственное представление означает изменение и разрушение атомов мозга. Обычная интеллектуальная деятельность идёт в мозгу по наезженным путям, не вызывая внезапных перестроек и разрушений в его субстанции. Но этот новый тип умственных усилий вызывает нечто совершенно иное — прокладывание новых "мозговых путей", построение малых жизней мозга в ином порядке. Необдуманное форсирование этого может причинить мозгу серьёзный физический ущерб.

Такой стиль мышления (её слова) — это то, что индийцы называют джняни-йогой. Продвигаясь в джняни-йоге, обнаруживаешь, что возникают представления, которые хотя и сознаёшь, но не можешь ни выразить, ни сформулировать их в виде какой-либо умственной картины. С течением времени представления эти примут вид мысленных образов. В этот период надо быть настороже и не давать ввести себя в заблуждение идее о том, что эта новообретённая прекрасная картина представляет реальность. Это не так. Продолжая работу, обнаруживаешь, что образ, некогда приводивший в восхищение, перестаёт удовлетворять, и в конце концов затухает или отбрасывается. Это ещё один опасный момент, поскольку на время остаёшься в пустоте, без поддержки какой-либо концепции. Здесь можно поддаться искушению оживить отброшенный образ за неимением лучшей опоры. Однако истинный ученик, не обращая на это внимания, продолжит свою работу, и скоро появятся новые бесформенные проблески, которые со временем дадут начало более объемлющей и красивой картине, чем предыдущая. Но теперь изучающий уже будет знать, что никакой образ никогда не представляет истину. Этот — последний и великолепный — тоже потускнеет и выцветет, как и прочие. И так процесс продолжится, пока наконец ум и все его образы не будут превзойдены, и ученик не вступит в мир, лишённый формы, чтобы пребывать в этом мире, усечёнными отражениями которого все формы и являются.

Истинный исследователь "Тайной Доктрины" — это джняни-йог, и этот путь йоги — Истинный Путь для западного ученика. С тем, чтобы дать ему указатели на этом Пути, и была написана "Тайная Доктрина".

[Поздняя запись: Я прочёл Е.П.Б. это изложение её учений и спросил, верно ли я её понял. Она сказала, что я глупый болван, если возомнил, что вообще что-то можно верно выразить в словах. И всё же она улыбнулась мне, одобрительно кивнула и сказала, что я действительно изложил её слова лучше, чем кто бы то ни было, и даже лучше, чем она сама могла бы это сделать.]

Странно, зачем я всё это записываю. Это нужно передать миру, а я слишком стар для этого. По сравнению с Е. П. Б. я чувствую себя ребёнком, а ведь я на двадцать лет старше её.

Она сильно изменилась с тех пор, как я познакомился с ней два года назад. Удивительно, как она держится перед лицом ужасной болезни. Встреться ей человек, который ничего не знает и ни во что не верит, — и Е. П. Б. убедила бы даже его, что она пребывает где-то за пределами своего тела и мозга. Мне кажется — в особенности во время этих последних встреч, когда телесно она стала такой беспомощной, — что мы получаем эти учения из какой-то иной, высшей сферы. Мы, кажется, скорее чувствуем и знаем, что она говорит, нежели слышим это своими ушами. Х тоже много говорил об этом прошлым вечером.

19 апреля 1891 года  

Библиотека
"Моя Шамбала"